УМНЫЕ IT-РЕШЕНИЯ ДЛЯ ПРОИЗВОДСТВА — интервью в журнале «Главный инженер»
 
УМНЫЕ IT-РЕШЕНИЯ ДЛЯ ПРОИЗВОДСТВА - интервью в журнале "Главный инженер"

Среди российских предприятий, в сферу деятельности которых входит разработка IТ-решений по управлению производственными процессами, санкт-петербургская компания «Наука» занимает особое место. Накопленный ей опыт, наличие высококвалифицированных профессиональных кадров различных компетенций и научная в самом высоком смысле этого слова организация труда позволяют компании разрабатывать и внедрять самые прогрессивные методики регулирования работы предприятий на основе полностью российских элементов управления, при необходимости адаптируя готовые зарубежные разработки под запросы российских клиентов. На вопросы нашего журнала отвечает генеральный директор ООО «Наука» Александр Николаевич Кривоспицкий.

– Александр Николаевич, в следующем году вашей компании исполнится 30 лет. Как она создавалась, кто инициаторы и что послужило импульсом к такому решению?

– Основателем компании является Лисицын Николай Васильевич. В начале 1990-х он собрал вокруг себя группу инициативных научных работников из Ленинградского технологического института. Вместе с ними он создал инженерный центр «Наука», а затем и одноименную компанию. Основными направлениями ее деятельности стали IT-консалтинг, разработка программного обеспечения, системная интеграция, управление проектами.

Тогда не было персональных компьютеров, ноутбуков и планшетов, к которым мы сейчас так привыкли. Николай Васильевич был первым человеком, который привез персоналку на Киришский нефтеперерабатывающий завод. С этого начался наш путь автоматизации крупных нефтеперерабатывающих предприятий. В дальнейшем расширение компетенций и сферы влияния компании сопровождалось ростом производственных мощностей, оборотов и численности сотрудников.

 

– Кадровый костяк компании – кто его составляет? Какие профессии наиболее востребованы сейчас? На какие ВУЗы вы ориентируетесь, и есть ли с ними связь?

– Изначальный костяк компании – это выпускники и работники Технологического института. Задачи, которые решались на раннем этапе ее существования, были связаны с процессами нефтепереработки. И поэтому в первую очередь были востребованы знания и технологии нефтеперерабатывающей отрасли. Навыки программирования не были столь приоритетны.

Постепенно, по мере усложнения задач, возникала потребность в более высоком уровне программирования, компания начала обрастать профильными специалистами – программистами и разработчиками. Сейчас во главу угла поставлены технологии разработки программного обеспечения. Поэтому у нас очень востребованы люди этих специальностей.

В то же время нам требуются специалисты из прикладных областей. Например, для решения экономических задач у нас работают сильные экономисты, для технологических – инженеры-технологи из Технологического института, и др. Если же мы говорим о построении математических моделей, то для этого мы привлекаем математиков.

Каждый год мы принимаем на практику и стажировку студентов и выпускников санкт-петербургского национального исследовательского  университета информационных технологий, механики и оптики (ИТМО), политехнического университета Петра Великого и государственного электротехнического университета (ЛЭТИ). То есть нельзя сказать, что сосредотачиваемся на каком-то конкретном ВУЗе. Время требует решения новых задач с использованием современных подходов, и мы готовы взращивать специалистов с хорошим потенциалом, актуальными знаниями и свежим видением.

 

– Какие базовые составляющие программного обеспечения вы можете назвать? Какую долю составляют программы собственной разработки?  

– В основном мы используем программное обеспечение собственной разработки. Это во многом объясняется тем, что в начале нашего пути решений, которые удовлетворяли бы требованиям заказчика, либо не было, либо они нуждались в достаточно серьезной кастомизации. Однако в 2014 году мы начали использовать решения SAP в части финансового блока. Сейчас мы продолжаем придерживаться парадигмы собственной разработки, но при этом смотрим и на готовые решения.

 

– Какая часть прибыли выделяется на научные исследования, и как вы защищаете свою интеллектуальную собственность?   

– По части прибыли сложно дать четкий ответ, потому что, по большей части, наша деятельность имеет научно-исследовательский характер. Возникающие перед нами задачи не являются тривиальными. Мы постоянно ищем новые подходы и разрабатываем алгоритмы для их решения.

Все решения и программные продукты, которые не принадлежат заказчику, мы, разумеется, регистрируем. Если в процессе появляются некие универсальные решения, то они регистрируются как полезные модели.

 

– Работы компании по автоматизации производства – в чем заключаются, какие решения используются? Насколько глубоко отслеживается технологический процесс?    

– В рамках выполнения задач автоматизации производства мы не затрагиваем отдельные процессы каждой установки. Наша цель – описать производство в целом и смоделировать работу всего предприятия. Для этого применяется система производственного учета, которая собирает информацию о режимах работы каждой установки и объединяет эти данные в одно целое с помощью математической модели, описывающей функционирование всего предприятия и позволяющей анализировать его как единое целое.

Мы работаем по нескольким направлениям в части автоматизации производства. Во-первых, это сбор первичных данных для расчета материального баланса. После сбора данных и их преобразования наш математический аппарат выполняет согласование данных, полученных с производственных объектов. Плюс он дает оценку погрешности для выявления проблемных мест при согласовании. Это позволяет нам указать на узкие места в осуществлении производственных процессов для их последующего разрешения.

Также мы выполняем оценку эффективности предприятия как в целом, так и по отдельным объектам производства. В данном направлении осуществляется контроль не только материальных потоков, но и энергетических, а также работы оборудования в пределах допустимых регламентных норм.

Еще один шаг – оценка КПД печного оборудования – осуществляется с использованием методов статистической обработки данных для определения допустимых границ его фактической работы. Данные представляются в графическом виде, что удобно для анализа показателей эффективности производства.

Следующий пункт – формирование оптимальной стратегии производства – напрямую связан с задачей повышения чистой прибыли (обеспечением экономической эффективности) предприятия. Выполняется разработка оптимизационного плана производства продукции с учетом технологических параметров и ограничений.

 

– Что включают в себя разрабатываемые компанией модели производства?     

– Все решения в части производства базируются на так называемой потоковой модели. Она включает в себя объекты и связи между ними. В зависимости от типа задач модель может расширяться и дополняться соответствующими атрибутами. По сути, она является отражением производственной схемы в цифровом формате. Например, поток нефти физически поступает в резервуарный парк, затем из резервуарного парка через сеть трубопроводов сырье направляется на установку первичной переработки. Для этого в модели создается цифровой поток нефти, далее он соединяется с цифровым объектом типа «резервуар». Затем эти цифровые потоки связываются с цифровыми объектами типа «установка», которые, в свою очередь, являются моделями, но уже установок.

– Получается, что вы занимаетесь моделированием всей производственной системы?      

– Действительно, в первую очередь мы занимается моделированием всей производственной системы. Однако до недавних пор мы не выполняли моделирование непосредственно технологических установок и их режимов, а занимались исключительно моделью, описывающей потоки сырья, компонентов и готовой продукции между укрупненными технологическими объектами производства – цехами.

Такая модель у нас используется для того, чтобы решать задачи оптимального планирования и выбора оптимальных режимов работы производства при заданных условиях со стороны рынка, поставки сырья, стоимости продукции, энергоносителей. Что позволяет нам решать задачи оптимального планирования.

И здесь мы столкнулись с тем, что, не заглядывая, не решая, не учитывая, как установки работают в различных режимах, эту задачу решить можно, но результат будет неточным. Поэтому сейчас наряду с потоковой моделью производства мы используем модели внутренних процессов установок при решении задачи оптимального планирования.

 

– Один из востребованных продуктов компании – системы электронного документооборота на предприятиях (СЭД). Насколько и как в вашей компании используется возможность удаленного доступа к СЭД?       

– Иметь СЭД внутри компании – это здорово. Но в полной мере вся прелесть системы проявляется, когда есть возможность удаленного доступа к ней. Разумеется, при условии, что в СЭД выстроены основные бизнес-процессы предприятия. Так, если все это реализовано, то дистанционный формат ничуть не отличается от работы в офисе.

Вообще, СЭД – это мощный инструмент управления бизнес-процессами. Могу сказать на примере нашей компании, что мы это прочувствовали, когда были вынуждены в связи с пандемией COVID-19 уйти на «удаленку». Дело в том, что большинство наших процессов уже протекало в разработанной нами СЭД Riverdoc. Это позволило нам безболезненно перейти на дистанционный формат работы.

 

– Мировая промышленность испытала шок от пандемии COVID-19. Какие меры предприняты в компании, насколько используются инструменты удаленной работы? Как сказались вызванные COVID-19 ограничения на работе с партнерами, на объемах заказов?        

– Как только мы осознали, что для наших сотрудников существует угроза, связанная с большим количеством коммуникаций в офисе, мы тут же перевели всех на удаленную работу. Причем у нас этот переход, как я уже упоминал ранее, прошел достаточно успешно: с точки зрения производительности мы ничего не потеряли. Также мы не почувствовали никаких изменений в части поддержания бизнес-процессов. Во многом благодаря тому, что они изначально были четко выстроены, и мы давно используем собственную СЭД. Если говорить о производстве, оно достаточно технологичное, и тоже не пострадало. Отмечу единственное – чувствовались неудобства коммуникации – видео-платформы не заменят живого общения в полной мере.

Что касается заказов, то часть наших клиентов была вынуждена заморозить проекты. При этом мы понимаем, что компании продолжают работу, и им требуется наша поддержка. Поэтому, несмотря на заморозку проектов, мы поддерживаем клиентов из пострадавших отраслей – осуществляем сопровождение их IT-решений. В такую минуту бросить своих клиентов было бы неправильно.

 

– При оценке эффективности производства, а именно производительности труда, обычно используется доля объема ВВП на одного работника. Но существует мнение, что нужно использовать более точный критерий, учитывающий только те продукты или услуги, которые востребованы клиентом, то есть уже куплены. Кроме того, при условии, если на них не поступали рекламации. Что закладывается в исходные данные при расчете производительности труда в вашей компании?        

– При анализе эффективности собственной компании мы используем такой показатель, как объем выручки от реализации продуктов и услуг на одного человека. И в нашем подходе учитываются только те продукты и услуги, которые мы действительно продали заказчикам.

 

– Вопрос, не относящийся непосредственно к работе вашей компании, но, несомненно, важный для наших читателей – как специалисты, какие наиболее существенные тренды цифровизации ближайшего будущего вы видите в целом и для промышленности в частности? Каких новинок следует ждать производству?        

– Осязаемый тренд – это полный переход на электронный документооборот, включая подписание документов электронной подписью. Причем учетные системы предприятий будут интегрированы с внешними СЭД. В связи с этим ожидаемо, что контроль за документооборотом между предприятиями со стороны государства усилится. И постепенно функции исчисления налогов для юридических лиц полностью перейдут государственным органам. Примерно так, как сейчас обстоит ситуация с налогами для физических лиц. На фоне этого, возможно, появятся общепринятые стандарты и протоколы внешнего документооборота.

Если говорить о производстве, то в нескором будущем можно ожидать изменений в части контроля технологических процессов. Здесь я прежде всего делаю ставку на новые технологии, предусматривающие использование технологий 5G – речь идет о промышленном интернете вещей. В результате количество информации о технологических процессах, которую мы будем получать, сильно вырастет. В промышленность придут системы с еще более сложным математическим аппаратом, которые будут моделировать и прогнозировать работу больших технологических комплексов.

 

Адександр Николаевич, благодарю вас за интересное интервью. От имени редакции журнала и наших читателей разрешите пожелать вам и всем сотрудникам замечательной компании «Наука» доброго здоровья, творческих успехов и благополучия в личной жизни. До встречи на наших страницах!

 

Беседовал  А.В. Тарасенко

Оригинал статьи: журнал «Главный инженер», выпуск 07, 2020 год